06 августа 2013
3492

Членство России в ВТО поставило агрокомплекс Дальнего Востока на грань кризиса

Уже почти год Россия является членом ВТО. Срок, прямо скажем, не самый показательный для подведения итогов. Это всего лишь первый год семилетнего переходного периода, в течение которого государству, регионам, бизнесу предстоит принять определенные решения, которые обеспечат повышение конкурентоспособности российских товаров как на внутреннем, там и на международном рынке.
Уязвимая отрасль

Несмотря на то что Россия вступила в эту организацию, как отмечал президент страны, на более привлекательных условиях, чем многие наши соседи и партнеры, споры о последствиях этого вступления не утихают до сих пор, как, собственно, и оценки первого года членства. Но какие бы ни строились прогнозы экспертным сообществом, ясно всем, что присоединение к ВТО - не единственная причина бед российской экономики, это скорее лакмусовая бумажка для отечественной промышленности.

Тем более первый год членства России совпал не с самым лучшим периодом в российской экономике - наметилась тенденция замедления темпов роста. Эксперты полагают, что экономика сейчас вообще балансирует на грани кризиса. В этих условиях обостряется конкуренция, прежде всего международная. И для того, чтобы избежать ожидаемых осложнений и даже серьезных потерь, государству, как и самому бизнесу, за эти 7 лет необходимо узнать и научиться делать все то, что знают и умеют конкуренты в ВТО.

"Надо понимать, что сам факт присоединения не приведет ни к автоматическому увеличению объема экспорта, ни к совершенствованию структуры экономики, - сказал на выездном заседании коллегии Минвостокразвития в Южно-Сахалинске Александр ЗИМИН, заместитель директора департамента стратегического планирования и реализации программы развития Дальнего Востока. - Это потенциал, и, чтобы его реализовать, нужна серьезнейшая работа. Между тем угрозы у нас реальные, и они будут нарастать по мере выполнения принятых обязательств. Наша задача - обеспечить общий положительный эффект".

Как известно, российский агропром в числе тех отраслей, которым прогнозировали, пожалуй, наиболее тяжелые последствия. Отрасль действительно оказалась наиболее уязвимой в условиях ВТО. Ведь в течение переходного периода будет снижаться общий уровень ставок импортных тарифов, сокращаться объемы прямой поддержки отечественных производителей, а также снижаться порог административной защиты внутреннего рынка. В сельском хозяйстве и пищевой промышленности значительные изменения импортных тарифов произойдут по 11 товарным группам, в том числе по свинине, молоку и молочным продуктам, колбасным изделиям, рыбе и рыбной продукции. Среди дополнительных требований запрет условиями ВТО субсидирования экспортных поставок.

В то же время господдержка сельхозпроизводителей в рамках желтой корзины (субсидирование процентных ставок по привлеченным банковским кредитам, затраты на приобретение племенного скота и модернизацию производства, дотации на молоко, мясо и другую сельскохозяйственную продукцию) к 2018 году сократится вдвое: от сегодняшних $9 млрд до $4,5 млрд. Без ограничений останется только бюджетное финансирование в рамках зеленой корзины (строительство жилья, дорог, развитие производственной инфраструктуры, субсидии на науку, образование, подготовку кадров, мелиорацию).

Господдержка - ключевой фактор

В октябре 2012 года правительством страны был принят план действий, направленных на адаптацию отдельных отраслей экономики к условиям членства РФ в ВТО. Правда, он носит краткосрочный характер - до 2014 года - и рассчитан на решение задач начального периода. В то же время эксперты говорят о том, что документы ВТО рассматривают национальный рынок как совокупность региональных рынков, поэтому многие задачи, связанные с функционированием России в ВТО, будут решаться на региональном уровне.
Но в регионах пока только готовятся к разработке соответствующих мер. Ключевым фактором, способным обеспечить развитие дальневосточного АПК, учитывая специфику сложного региона, по-прежнему остается уровень господдержки. Региональным руководителям отрасли предстоит провести большую работу в плане изменения форм и видов господдержки.

"Меры господдержки на территории России должны приближаться к уровню поддержки за рубежом, - считает вице-губернатор Приморского края Сергей СИДОРЕНКО. - Губернатором сейчас поставлена задача - изучать все, что есть в мире по поддержке сельского хозяйства. Жизнь нас заставит учиться работать по их правилам. Но есть одна проблема. Мы проанализировали практику трех стран с неплохо развитым сельским хозяйством - США, Германии и Франции. Наши специалисты, посчитав формы поддержки в этих странах и переложив их на наше производство, выяснили, что в бюджете Приморского края должно быть заложено не 1,6 млрд рублей, а как минимум 9 млрд на поддержку для того, чтобы выйти на уровень тех государств, которые являются серьезными игроками на мировом рынке. А если говорить об уровне поддержки стран, которые находятся в сопоставимых с нашими климатических условиях, прежде всего в Японии и Республике Корея, то там этот уровень еще выше. Мы посчитали, что если поддерживать на уровне Японии, то нам нужно закладывать в бюджете на поддержку сельского хозяйства почти 16 млрд руб. Этого, мы понимаем, бюджетная система Приморского края не поднимет, поэтому считаем, что должны развивать сельское хозяйство исходя из конкурентоспособных направлений".
В то же время специалисты говорят о том, что регионы Дальнего Востока слабо используют возможности субсидирования сельхозпроизводства из федерального бюджета. Если в среднем в РФ субсидии на 1 рубль сельхозпродукции предприятий составляют 7,02 коп, то в среднем в ДФО не дотягивают и до полкопейки. Из дальневосточных субъектов выделяется лишь Магаданская область - 5 коп. составляют субсидии на закупку и доставку семян кормовых культур, которые выращивают и пускают на силос. А на островных территориях, например в Сахалинской области, особые надежды возлагают на то, что их регион получит особый статус территории с рискованным земледелием, что позволит им рассчитывать на большую поддержку федерального бюджета.

"Если нам выйти на среднероссийский уровень, - говорит Александр Зимин, - то даже с учетом сокращения поддержки в рамках желтой корзины объем субсидирования из федерального бюджета увеличится в семь раз. А нам же надо иметь долю большую, чем в среднем по России, как макрорегиону с неблагоприятными условиями ведения сельского хозяйства".

Но в регионах говорят о сокращении поддержки из федерального бюджета. Если в предыдущие годы в южных регионах ДФО объемы финансирования сельского хозяйства из федерального бюджета были близки к региональной господдержке, то сейчас это соотношение существенно поменялось. Фактически господдержка в этом году ложится в большей степени на региональные бюджеты. Например, Приморский край увеличил ежегодное финансирование сельского хозяйства до 1,5 млрд рублей, Амурская область - до 1,4 млрд рублей.

"При росте поддержки села из областного бюджета за последние 4 года более чем в 3 раза, федеральные средства увеличены только в 1,6 раза (с 524 млн до 849 млн рублей), - сказал на совещании в Южно-Сахалинске губернатор Амурской области Олег КОЖЕМЯКО. - Причем это увеличение произошло в основном за счет участия области в новых программах, таких как Поддержка региональных программ развития мясного и молочного скотоводства и Комплексной застройки села. Традиционные виды поддержки сельского хозяйства увеличились только на инфляционную составляющую. В 2008 году на 1 рубль областного бюджета приходилось 1,15 рубля федерального, в прошлом году на 1 областной рубль пришлось 60 копеек федеральных. В текущем году замена прямых субсидий федерального бюджета на компенсацию части затрат на ГСМ, удобрения и семена привела к незначительному росту средств федерального бюджета на 1 га посевных площадей с 204-х до 274 рублей, что совершенно недостаточно для компенсации ожидаемого снижения таможенных пошлин на ввоз сельскохозяйственной продукции".
Но если на юге Дальнего Востока регионы резко увеличили финансирование сельского хозяйства, то на северных территориях этот рост в процентном отношении был скромнее. Якутия, например, в силу сложных условий не только для сельского хозяйства, но вообще проживания в сельской местности, финансирует отрасль в объемах, значительно превышающих поддержку в любых других регионах Дальнего Востока. Поэтому те деньги, которые были добавлены в этом году с учетом планов развития молочного направления, составили менее 10% средств прошлого года. Тем не менее в цифрах это самые большие суммы региональной господдержки на Дальнем Востоке. Если в прошлом году республиканский бюджет выделил на эти цели 7,8 млрд руб., то в этом году сумма поднялась до 8,2 млрд руб.

"Мы реально оцениваем ситуацию в сельском хозяйстве республики в связи с вступлением в ВТО и стараемся направить на развитие по возможности больше средств, чем раньше, - говорит руководитель департамента экономики и анализа минсельхоза Республики (Саха) Якутия Джулустан ХОН. - Нужно успеть за оставшиеся два года до окончания действия республиканской программы развития сельского хозяйства и до прихода на наш рынок иностранных конкурентов провести модернизацию наших предприятий, техническое перевооружение и т. д. С прошлого года мы постарались больше средств направить на капитальные вложения, на строительство объектов, чтобы предприятия были более конкурентоспособны в части качества продукции. Но сейчас, когда федеральный бюджет перешел на несвязанную поддержку, мы стали меньше получать средств на животноводство. В прошлом году наши хозяйства получили в 2 раза больше денег из федерального бюджета на поддержку табунного коневодства и оленеводства, чем в этом году. Что касается направлений растениеводства, то мы там вообще в разы меньше получили федеральных денег".

В то же время Хабаровский край, где сельское хозяйство не попало в приоритетные отрасли, увеличивает региональное финансирование программ развития сельского хозяйства ежегодно только на 0,8%. В этом году господдержка составит 684 млн рублей.

Схожая ситуация и в Магаданской области, где региональная поддержка сельского хозяйства увеличилась с прошлогодних 183 млн рублей до 185 млн рублей в этом году. Впрочем, в комитете сельского хозяйства области рассчитывают на увеличение финансирования села по программе "Устойчивое развитие сельских территорий", которая сейчас разрабатывается. В то же время в Магаданской области, где сельское хозяйство представлено крестьянско-фермерскими хозяйствами и, по сути, является мелкотоварным производством, крупных проектов, требующих серьезных инвестиций, просто нет.

Рядом - Китай

Кстати, конкурировать Дальнему Востоку России в значительной степени придется с соседним Китаем - страной с более успешным сельским хозяйством. Понятно, что в ситуации, когда таможенные пошлины окажутся сниженными либо обнулятся, давление китайского рынка существенно усилится, что, скорее всего, приведет к падению спроса на нашу более дорогую по себестоимости дальневосточную сельхозпродукцию. Именно поэтому губернатор Амурской области считает, что господдержка как минимум должна увеличиться в два раза.
"Даже при разрешенных сегодня ВТО общих объемах господдержки до $9 млрд, реальная поддержка сельского хозяйства у нас составляет не более 4,5 млрд рублей, - говорит Олег Кожемяко. - При этом уровень господдержки растениеводства в Китае составляет 8 тыс. рублей на 1 га (192 млрд юаней выделяется государством на 130 млн га пашни). В России этот показатель в 12 раз меньше - 0,6 тыс. рублей на 1 га (46 млрд рублей на 76 млн га). И с такими показателями мы пытаемся конкурировать с Китаем".

Но защитить российский дальневосточный рынок от китайского давления необходимо не только вливанием денег в сельскохозяйственную отрасль. От государства дальневосточные регионы ждут и других мер, таких, например, как ужесточение административных процедур при оформлении импорта сельскохозяйственной продукции и продовольствия из Китая, принятие соответствующих технических регламентов и стандартов, санитарных и ветеринарных норм, что в Китае уже сделано. И конечно, нужны меры по пресечению нелегального ввоза сельскохозяйственной продукции на территорию России.

При значительных объемах присутствия на продовольственном рынке Амурской области нелегальной продукции из Китая, согласно таможенной статистике объем ее импорта составляет только $27 млн (810 млн рублей) при объеме регионального продовольственного товарооборота 40 млрд рублей, то есть якобы 2%. Понятно, что там процентов 30-40 - это нелегальный товарооборот, говорят специалисты области.
К эффективности через модернизацию

Собственно, модернизация и техническое переоснащение агропрома - это то, что было определено одним из приоритетов при финансировании сельского хозяйства региональными бюджетами за несколько лет до вступления в ВТО. Правда, процессы эти не отличались особой активностью, и само техническое переоснащение шло довольно медленно. В то же время именно техническая модернизация может сыграть существенную роль в повышении производительности труда и соответственно повысить конкурентоспособность и качество производимой российскими предприятиями сельхозпродукции.

О производительности труда как одном из основных факторов эффективности предприятий сельского хозяйства регионы говорили всегда. К тому же она имеет особое значение в решении не только экономических проблем, но и социальных. А между тем сельское хозяйство ДФО, по оценкам Сергея Сидоренко, отстает по этому показателю по разным направлениям производства в 3-8 раз в сравнении со странами с развитым сельским хозяйством. Энерговооруженность, энергообеспеченность, уровень механизации, автоматизации технологических комплексов по производству молока, мяса, овощей защищенного грунта Дальнего Востока, по оценкам экспертов, существенно им уступает.

"Но практика работы некоторых дальневосточных предприятий говорит о том, что у нас производительность труда может подтягиваться до уровня зарубежных предприятий, фермерских хозяйств, - говорит Сергей Сидоренко. - В Приморском крае есть предприятия, где производительность 3-4 раза выше, чем в среднем по региону. Мы часто приводим пример "Зернового союза" и "Михайловского бройлера". "Зерносоюз", как дочка "Михайловского бройлера", производит корма, и эти корма превращаются в мясо птицы. И, таким образом, получается замкнутый технологический цикл, где производительность труда почти в 4,5 раза выше, чем в среднем по краю в сельском хозяйстве".

Региональные программы развития сельского хозяйства, действующие сегодня и рассчитанные на те годы, которые фактически являются переходным периодом по условиям вступления России в ВТО, практически во всех регионах определили модернизацию в качестве приоритета, дав реальный толчок этому процессу.

"В программе "Развитие агропромышленного комплекса Приморского края на 2013-2020 годы", которая была утверждена губернатором в прошлом году, основной упор был сделан на техническую и технологическую модернизацию, - говорит Сергей Сидоренко. - И львиная доля средств направлена не на текущие траты, а на совершенствование технологий, приобретение современных сельскохозяйственных машин и, конечно, на поддержку создания высокотехнологичных производств".

В Якутии специалисты отмечают, что такого размаха строительства животноводческих комплексов, пищевых комбинатов в республике до недавнего времени не было. Причем республиканский бюджет возмещает строительство этих объектов до 80-90%. Кроме того, бюджет субсидирует до 30% и приобретение сельскохозяйственной спецтехники. Но наибольшие объемы региональной господдержки идут в животноводство: из 8 млрд рублей почти 5 млрд. Причем, помимо строительства, субсидии в животноводстве выплачивают на транспортные расходы - 80%, а с этого года, вероятно, будет субсидироваться и приобретение животных на 30%.

Но из всех регионов ДФО наибольшие результаты в техническом обновлении достигнуты в Амурской области. Там даже организовано сборочное производство из белорусских комплектующих комбайнов трех марок, тракторов энергонасыщенных, посевных комплексов. Для удешевления этой техники предусмотрена областным правительством субсидия сельхозпроизводителю в размере до 50% от стоимости. Помимо этого техника обновляется и через Росагролизинг. В общей сложности область сумела обновить уже половину машинно-тракторного парка: приобретено 708 тракторов, 979 зерноуборочных комбайнов, из которых 54% - амурской сборки, более 105 комбайнов приобретено через Росагролизинг.

Не только господдержка

И все же прямая господдержка, конечно, не единственный фактор, определяющий конкурентоспособность дальневосточного АПК. Возможности конкуренции отечественных предприятий с зарубежными производителями товаров в большой степени ограничиваются макроэкономическими условиями, диспропорциями в системе ценообразования, дорогими кредитами. К этим общероссийским проблемам на Дальнем Востоке добавляются и местные специфические особенности: большие расстояния и высокие транспортные тарифы внутри округа и отдаленность его от других территорий страны, слабо развитая инфраструктура, дополнительные расходы на оплату труда и т. д. Все эти факторы снижают инвестиционную привлекательность сельского хозяйства на территориях округа.

Коммерческие кредиты, предоставляемые сельхозпроизводителям банками, ориентированы на получение максимальной прибыли на уровне рыночных ставок, отмечают эксперты. В то же время доходность предприятий сельского хозяйства остается довольно низкой.

Первый год членства России в ВТО совпал не только с ожиданием кризиса в экономике, но и с неблагоприятным сельскохозяйственным годом по всей стране, в том числе и на Дальнем Востоке. Хозяйства всех южных дальневосточных территорий подсчитывают убытки, а рынок зерна отреагировал ростом цен, что ударило по животноводству, поскольку повлекло за собой удорожание кормов. Российские банки отреагировали на эту ситуацию пролонгацией кредитов. В то же время в Китае, отмечает Олег Кожемяко, в 2012 году сельскому хозяйству были рефинансированы кредиты на сумму более 170 млрд юаней.

"В прошлом году я брал кредит в Россельхозбанке на посевную по очень высокой, на мой взгляд, ставке - 10,8%, - говорит руководитель общественной организации некоммерческого партнерства "Союз крестьян Еврейской автономной области", глава КФХ из Биробиджанского района Виктор ШУБИН, - но прошлый год был неблагоприятный, выпал ранний снег. И 40% гектаров сои ушло под снег. От государства мы не получили никакой помощи. И вот в этой ситуации банк нам пролонгировал кредит на полгода, т. е. была ставка 10,8%, стала 13%".

Дороговизна кредитов - серьезный фактор нашей неконкурентоспособности. Этот вопрос эксперты относят к проблемам системного характера. В то же время он вполне решаем, считают они.

"Отрицательно влияет на конкурентоспособность российских предприятий и высокая стоимость банковского кредита, - говорит Александр Зимин. - Средняя ставка кредита со сроком больше одного года составляет в РФ более 12%, что в 2 раза выше, чем в КНР и Республике Корея. Стоимость кредитных ресурсов в Японии, а также в странах ЕС в разы ниже, чем в России. Если зарубежные банки довольствуются 1-2% маржи, то российские имеют маржу, как правило, 3-4% и выше. При этом надо сказать, что процентная ставка в 12% формируется основной долей крупных компаний - государственных корпораций - в общем объеме кредитования, для которых кредитные ресурсы, как правило, обходятся значительно дешевле, чем для среднего и малого бизнеса. Для "малышей" ставка 20% и за 20% - это обычное дело. Назрела необходимость разработки дополнительных мер по снижению стоимости кредитов, в том числе ограничительного характера при определении банками коммерческих рисков и размеров маржи".

Еще один фактор, влияющий на конкурентоспособность российской продукции на рынке, - цена, формируемая торгово-посредническим сектором. Собственно, и этот вопрос можно отнести к сфере регулирования со стороны государства. Российские производители при формировании цены на продукцию испытывают значительное давление со стороны естественных монополий и торговли. Сектор торгово-посреднических услуг, зачастую диктуя условия, существенно сужает поле ценовой политики, особенно для средних предприятий и малых форм хозяйствования, отметил на коллегии Минвостокразвития в Южно-Сахалинске Александр Зимин:

"В структуре ВВП России сектор оптово-розничной торговли достигает 20% и выше. В то время как в других странах, которые выступают основными нашими партнерами-конкурентами, доля торговли в ВВП составляет от 11 до 16%. Это при том, что уровень развития торговли в РФ намного уступает развитым странам. Показательно также то, что в регионах доля торговли в ВРП составляет, как правило, от 10 до 12%. Увеличенная доля торговли в ВВП - это дополнительно изъятая добавленная стоимость из реального сектора экономики, и в первую очередь сельского хозяйства и обрабатывающего сектора, т. е. это прибыль, недополученная в реальном секторе. В сложившейся ситуации, например, субсидируя сельхозпроизводство, мы в значительной мере субсидируем торгово-посреднический сектор. Считаем, что в этой сфере также необходимо на федеральном уровне принимать дополнительные меры, в том числе регулирующего характера".
Конкурентоспособные отрасли

Успехи российского сельского хозяйства обычно связывают с растениеводством. Именно растениеводческие отрасли обеспечивают сегодня возможности экспорта этой продукции. Российское зерно востребовано на мировом рынке, а дальневосточные предприятия уже прокладывают дорожку к рынкам соседних стран. Амурская область в этом году впервые экспортировала 70 тыс. тонн сои, Приморский край - около 30 тыс. тонн кукурузы.

Собственно, близость таких крупных зарубежных потребителей, готовых покупать при обеспечении определенного уровня качества растениеводческую продукцию российских дальневосточных предприятий, уже само по себе важное конкурентное преимущество. Ни одна из этих стран - ни Республика Корея, ни Япония, ни даже Китай - не обладает достаточными земельными ресурсами, и они вынуждены импортировать эти продукты. Российскому Дальнему Востоку в этих условиях остается только определить, что именно покупают эти потребители, и соответствовать их требованиям. Собственно, этот спрос и определяет те самые конкурентоспособные направления сельского хозяйства, которые регионы определяют для себя приоритетами для внешнего рынка.

"В наших условиях максимальный экономический эффект обеспечивает, например, производство кукурузы, отчасти сои, - говорит Сергей Сидоренко. - И мы, учитывая этот факт, должны сориентироваться на увеличение площадей тех культур, которые в рамках наших бюджетных возможностей с учетом привлечения инвестиций российских и не только, могут дать этот эффект. Тогда мы будем конкурентоспособны. При этом нет ничего страшного, если какая-то часть продукции будет завозиться в регион, та продукция, которую выращивать у нас менее выгодно. Это этап интеграции в рамках ВТО и приоритеты и по госпрограмме, и по тем задачам, которые определяет губернатор: мы должны ориентироваться на те направления, которые у нас могут быть прорывными в области сельского хозяйства".

Даже при существующих обстоятельствах сельхозпроизводители Дальнего Востока уже почувствовали преимущества торговли с соседями. Китай готов предложить более привлекательную цену нашим хозяйствам.

"Что касается сои, то здесь мы получили отдушину, - говорит Виктор Шубин. - В прошлом году я лично отправил в Китай 806 тонн сои. А то в предыдущие годы не знали, куда ее реализовывать. У нас цена доходила до 8 рублей за кг. А в Китай мы сою по 19 рублей отдали. У нас сейчас принимают сою по цене 14,5 рублей. Не так давно к нам приезжали представители из Южной Кореи, интересовались нашей соей. Есть предложение из Японии по поставкам гречихи. Нам надо сейчас налаживать отношения с этими странами. Мы же не работали с ними тесно никогда, поставки нашего продукта на внешний рынок были минимальные".

Утраченная отрасль

Но при всех этих возможностях соседних рынков для российского сельхозпроизводителя возникает серьезное препятствие: плохое состояние семеноводческой отрасли и, как следствие, полная сортовая неразбериха на российских полях. А конкурировать даже на азиатском рынке, не говоря о мировом, без сортов современной селекции с высокой продуктивностью довольно сложно.
"В особых условиях региона большинство новых сортов инорайонной селекции не способно дать убедительных урожаев, а передовые сельхозпроизводители области уже подошли к максимальной урожайности районированных сортов и находятся в поиске новых, более урожайных, - говорит Олег Кожемяко. - Местная селекция сои пока выдерживает конкуренцию по устойчивости сортов в наших условиях, но без поддержки - это вопрос времени. В государственную сортоиспытательную сеть сегодня уже хлынул поток сортов иностранной селекции (в том числе и сои), в ближайшие год-два в случае их районирования начнется процесс их внедрения в производство, а значит, в дальнейшем увеличения стоимости семян (роялти) и зависимости от иностранных производителей. Мы уже сегодня на 90% используем семена гибридов кукурузы иностранной селекции, стоимость которых в 3-4 раза превышает отечественные".

Сегодня требуется практически полное обновление материально-технической базы селекционных центров, государственной сортоиспытательной сети и элитхозов. Специалисты говорят об отсутствии системы семеноводства на Дальнем Востоке. Нет элитхозов с их материально-технической базой, поэтому и семян нет.

"К науке как учреждению, которое селекцией занимается, в том числе сои и других культур, предъявляют определенные требования - от нас ждут сортов мирового уровня, - говорит заместитель директора по научной работе Приморского НИИСХ Россельхозакадемии Алексей ЕМЕЛЬЯНОВ. - Это справедливые требования, мы должны этому соответствовать. У нас есть сейчас новые сорта - 4 сорта находятся в государственном сортоиспытании. Но вот, допустим, в Корее, Японии, Китае свои требования к качеству продукции, особенно для сои, которая используется в этих странах как продукт питания для человека, т. е. белковый продукт. А для нашей традиции питания соя - это масляничная культура. Мы всегда работали на урожайность и на содержание масла-жира, а белка - в меньшей степени.

В этом случае в науке надо идти двумя путями: изучать и привлекать то, что есть лучшее в мире, сотрудничать с Китаем, Японией, Кореей, с кем угодно, у кого какой-то опыт в этом направлении есть, и развивать свою фундаментальную науку с целью создания своих конкурентных преимуществ. По первой части мы сотрудничаем и с Хэйлунцзянской сельскохозяйственной академией наук, и с Цзилинской академией сельскохозяйственных наук, и с корейцами, и с японцами и т. д. И я не исключаю, что в перспективе возможна передача совместно сортов с какими-то зарубежными партнерами, т. е. совместная работа здесь может дать результат".
Требования к качеству стали расти

Сегодня, подводя некоторые итоги первых месяцев членства России в ВТО, эксперты говорят о росте импорта некоторых видов продовольствия. Впрочем, предприятия в дальневосточных регионах влияния этих процессов по большому счету пока не ощутили. Но вот что оказывает явно негативное влияние на работу предприятий агропрома, так это рост цен на все ресурсы, обеспечивающие само производство. В то же время следствием присоединения к ВТО стали повышающиеся в последнее время требования рынка к качеству продукции, поставляемой с Дальнего Востока.

"Мы завязаны на сельское хозяйство тем, что закупаем сою и в переработанном виде реализуем ее, - говорит коммерческий директор ЗАО "Соя", Хабаровский край, Елена БАБУШКИНА. - Закупают нашу экструдированную сою в основном фабрики, комбикормовые заводы, в том числе расположенные в европейской части страны. А там сейчас предприятия строят планы поставок на экспорт продуктов животноводства и поэтому стремятся повысить качество своей продукции до европейского уровня. Соответственно повышаются требования к кормам. Конечно, эти требования затронули в какой-то степени и наше производство. Мы вынуждены теперь устанавливать дополнительное оборудование, чтобы улучшить качество, добавлять какие-то консерванты для сохранения этого качества. Если раньше мы перерабатывали и в чистом виде отправляли сою, то сейчас мы начинаем работать несколько иначе".

Впрочем, вопросы качества, очевидно, становятся едва ли не самыми главными, вокруг которых и происходят все основные перемены. Этому в значительной степени способствует и принятие техрегламентов Таможенного союза. Сейчас переходом на новую для большинства дальневосточных производителей пищевой промышленности систему управления качеством ХАССП озадачены предприятия АПК. Эта система станет своеобразным пропуском для наших предприятий на мировой рынок.

источник:ДЕЛОВОЕ ИНТЕРНЕТ-ИЗДАНИЕ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован