Алексей Подберезкин: `В основе национальных интересов лежат национальные ценности и приоритеты`

"В киевской купели родился один народ". Патриарх Алексей II. "Традиционное сознание в России доказало свою устойчивость по отношению к вестернизации". А. Торкунов. Сам по себе креативный класс - ничто, если он не опирается на национальные духовные, культурные и нравственные основы. Он, как перекати-поле, который и не может называться классом, а лишь интерконтинентальным наемником. И дело даже не в деньгах и условиях работы. Проблема в том, что вне национальной почвы, национальной школы ничего качественно нового в науке, культуре или искусстве не создашь. "Из воздуха" - не придумаешь. Более того, культурно-духовный фундамент является условием сохранения самоидентификации нации, т.е. условием ее сохранения в условиях глобализации. Как только этот фундамент подвергается эррозии, а тем более разрушается, нация и государство начинают стремительно разрушаться. Сначала возникают кризисы, в том числе и в экономике, теряются международные позиции, а затем возникает кризис системы. Как в России в 90-ые годы. С другой стороны, креативный класс России не может находиться вне категории "национальные интересы". С точки зрения самого креативного класса национальные интересы являются целью и смыслом существования. В противном случае креативный класс становится (что случается) разновидностью компрадорской интеллигенции, интересы которой не только находятся вне Родины, но зачастую и противоречат ее интересам. Феномен "оффшорной буржуазии" вполне может быть отнесен и к творческой элите, которая отличается от бизнес-элиты только тем, что в ряде случаев была вынуждена покинуть Родину. С точки зрения национальных интересов России ситуация выглядит немного проще. Нация и государство всегда были в прошлом и особенно сейчас заинтересованы в развитии своего творческого потенциала. Речь не идет, конечно, об отдельных представителях управленческой элиты и бюрократии, которые так не считали, действуя вопреки национальным интересам. В первом томе "Человеческого капитала" я уже говорил о значении для идеологии национальных культурных (в широком смысле слова) и духовных ценностей. Здесь же я хочу остановиться подробнее на взаимосвязи между креативным классом (и в более широком контексте интеллигенции) с национальными ценностями, интересами и приоритетами развития. Существует точка зрения, согласно которой интеллигенция и креативные группы по сути своей космополитичны. Действительно в глобальном мире, где нет ограничений на передвижения, места работы и обмен информации, складывается впечатление, что творческая личность не имеет Родины, что она ориентируется лишь на лучшие условия для самореализации. Особенно характерна такая позиция для ученых, прежде всего исследователей-естественников. Но не только. Огромную роль в разрушении СССР и последующих трагических событиях в России сыграл выдвинутый и неправильно трактовавшийся еще при М.Горбачеве тезис об общечеловеческих ценностях. Не только говорилось, но и делалось, например, таким образом, чтобы ради этих ценностей огромные издержки несли ценности национальные. Эта идеологическая установка руководства ЦК КПСС была перенесена на всю политику, включая внешнюю и военную. В результате мы оказались не только на грани потери суверенитета, но и национальной идентичности. Важно, что и элита, включая творческую, бизнес и управленческую, потеряла национальные ориентиры. Что пытались доказать как естественный ход событий. На мой взгляд, дело обстоит несколько иначе. В эпоху глобализации и нации, и государства, и - новое явление - интеллигенция становятся союзниками, заинтересованными в сохранении и развитии национальных традиций и сохранении национальных ценностей. Творческая личность - и чем дальше развиваются процессы глобализации, тем больше - во все более значительной степени будет зависеть от национальных корней. И дело тут не только в личном комфорте и базовом общении. Главное в том, что при прочих равных условиях действительно новое качество в науке, искусстве, культуре можно создать только на национальной культурной, духовной и исторической почве. Речь идет, конечно же, прежде всего о национальных научных и культурных школах, которые при всех процессах глобализации создают фундамент не только знаний, но и эмоций, традиций. Даже те представители креативного класса, которые оказались за границей, не могут создать что-либо новое не опираясь на национальную традицию. Русские эмигранты, покинувшие Россию в начале XX века, создали замечательные произведения в искусстве, добились грандиозных научных результатов, оставаясь учениками национальных школ. Принципиально ситуация не меняется и в XXI веке. Я бы сказал даже, что степень самореализации представителей креативного класса в XXI веке будет, прямо зависеть от его умения использовать национальные культурные и духовные ценности. Гении, такие как Пушкин, Бородин, Толстой, Вернадский и десятки других - ничто вне национальной традиции. Повторю - даже те, кто был вынужден творить в эммиграции - Сикорский, Шаляпин, Бунин - оставались на прочной национальной почве. К началу нынешнего столетия интеллект стал, как уже не раз говорилось, решающим фактором опережающего развития во всех областях, а не только в экономике. Но то, о чем еще мало говорится, это особая роль культуры и духовности в XXI веке, которые по значению уже будут преобладать над научно-техническими и технологическими достижениями. Наступает цикл больших обобщений, которые возможно сделать, только опираясь на фундамент, базу научных и культурных знаний. В своих прежних работах я проводил условные границы между периодами современного развития человечества. Если, например, промышленный период заканчивался на рубеже 90-х годов прошлого века и начинал превалировать информационно-технологический (что, в частности, подтверждалось тем, что стоимость информационных ресурсов в начале 80-х годов стала превышать стоимость ресурсов ТЭКа), то к 2020 году информационно-технологический этап в развитии человечества сменится на культурно-духовный. Этот новый этап характерен тем, что именно объем знаний (включая гуманитарные), качество культуры и духовность станут решающими факторами, которые будут определять динамику развития и качество экономики, социально-экономические, внешнеполитические и даже военные характеристики государств и наций. По большому счету этот объективный ход развития человечества крайне благоприятен для России, обладающей колоссальным историческим, культурным и духовным наследием. Это - огромные и до сих пор лишь частично, в минимальной степени, используемые ресурсы в интересах социально-экономического развития страны. Это - мощнейшее конкурентное преимущество России. Естественно, если правящая элита, во-первых, будет знать об этом, а, во-вторых, использовать в интересах нации. По этим причинам особенно опасными были попытки, предпринятые в 80-90-ые годы, "интегрировать Россию в мировую систему ценностей" за счет отказа от собственной. Это во многом стало причиной не только политического, но и социально-экономического кризиса 90-х г.г. Все сказанное имеет прямое отношение к национальным интересам, в основе которых лежат именно национальные ценности и приоритеты. Если их нет, то говорить о национальных интересах невозможно, ибо любая их трактовка будет нести национальный характер. В том числе и в экономической области. Если взять, например, сельское хозяйство, то в условиях нарастающего продовольственного кризиса остро встает вопрос о том, какие государства смогут смягчить или решить эту проблему? Очевидно, что только те, которые, во-первых, обладают необходимыми земельными и природными вообще ресурсами, а, во-вторых, технологиями (интеллектом в более широком смысле этого слова). Таких государств в глобальном плане оказывается не так уж и много. Основные земельные ресурсы сосредоточены в четырех странах, которые (странное совпадение!) определяют темпы развития мировой экономики . И здесь уже особое значение приобретают не только традиции, но и национальные интересы. Так, многое для понимания роли традиции дает следующую мысль С.Рыбаса: " Непрерывно защищаясь от угроз с Запада и Юга, русские вынуждено выбрали соответствующую политическую традицию. Если на Западе фундаментом общества были договорные отношения внутри элиты, регулировавшие права на собственность и защиту королевских подданных законом, то в России сложился порядок, при котором скудные ресурсы не могли быть разделены между собственниками и отдавались исключительно в распоряжение высшего руководителя. Не случайно в российской государственной идеологии главным была идея жертвенного служения Отечеству, а в Православии, в отличие от католичества, где подразумеваются договорные отношения с Богом, доминирующим понятием является любовь и милость Господа. Поэтому Россия всегда была отчасти мистическим государством с особым культурным кодом" . Проблема, таким образом, заключается не только в интеллекте (мозгах) элиты вообще, но и в том, чьим национальным интересам она (элита) и ее интеллект служат. В определенной степени можно согласиться с оценкой ситуации А. Дугиным, который несколько категорично, но в целом справедливо заметил: " Российская власть остается неконсолидированной, не имеет никакой общей национальной стратегии (кроме пустых заклинаний), не объединена никакой государственной или национальной идеей (все попытки выработать идеологию при Путине обернулись либо фиаско, либо блефом). Стратегии нет, потому что нет идеологии и общей политической философии. Политическая элита живет одним днем и клановыми интересами. Более того, при Путине власть так и не осознала необходимости стимуляции полноценного развития национального исторически ответственного мышления. Философские поиски и разработки заменили случайными симулякрами и политтехнологическими анекдотами. Власть считает, видимо, систематическое и упорядоченное мышление то ли "блажью" и "вздором", то ли "непозволительной роскошью" ("на которую нет времени") ". Формирование национальных интересов - бурный процесс, который сегодня идет в России. И конфликт с Грузией - для тех, кто это понимает - это не частный военный конфликт. Даже не региональный. Это первая серьезная попытка отстоять национальные интересы страны в том виде, как они понимались правящей элитой к осени 2008 года. И в этом понимании уже есть и политическая философия и национальные ценности. То, что и лежит в основе национальных интересов. Не случайно Д. Медведев был вынужден в ходе этого конфликта и развернувшейся международной дискуссии выйти на широкие обобщения. В том числе и на принципы международной политики. В этих пяти принципах он сформулировал, на мой взгляд, два важнейших: защиту национальных интересов и граждан России. Но важно и другое. Подсознательно, но Западу дали понять, что Россия будет опираться на свои представления о мире и его устройстве, а не на западные ценности, лежащие в основе внешней политики США и их союзников. Другая сторона вопроса, непосредственно связанная с категориями "национальные интересы" и "национальные ценности", - понимание того, что интеллект может базироваться только на прочном культурном и духовном национальном фундаменте. Сказанное прямо относится к формирующемуся креативному классу, который становится главной движущей силой, механизмом внедрения интеллектуального потенциала в экономическую и общественную жизнь развитого государства. Более того, опережающее развитие может опираться только на собственные достижения, а не заимствования которые в лучшем случае могут лишь повторять сделанное с заметным опозданием. Иногда на 5, 7 и даже 10 лет. Вот почему принципиально ошибочно утверждение российских неолибералов о необходимости отказа от национальных традиций и ценностей не только с политической точки зрения, но и с позиций обеспечения высоких темпов научно-технического, экономического и социального развития. Огромная роль в этом процессе принадлежит интеллигенции. В конечном счете, от нее зависит как вся нация будет ориентирована, каков будет вектор национального движения. "Перестройка" показала, что именно благодаря верхушке интеллигенции нации были предложены ложные ценности и представления о национальных интересах. В 90-ые годы эти ложные ценности создали атмосферу безответственности, коррупции и вседозволенности, результаты которых сказываются и ныне. Сегодня эта роль интеллигенции возрастает в еще большей степени. Опережающее развития не должно (да и не может!) игнорировать национальные интересы и ценности. В противном случае это уже будет не национальное развитие, а развитие в чужих интересах. И огромную роль здесь играет традиция. В том числе духовная. Прав, безусловно, писатель А.П. Поляков, утверждающий, что "... когда-то умствующая интеллигенция сделала все, чтобы отвратить наш народ от веры. Долг интеллигенции - привести народ в храм" . Духовность и нравственность - это сегодня и политические и экономические категории. В еще большей степени это справедливо по отношению к развитию и созданию принципиально новых знаний и навыков, фундаментальной науке, технологиям и инновациям. На новом этапе развития человечества, когда глобализация несет в себе открытую угрозу национальной идентичности и традициям, когда национальные культурные и духовные ценности начинают играть роль экономического и социального стимула развития, подобные неолиберальные соображения ведут к тому, что нация-творец превращается в нацию-заимствователя. Причем далеко не самых лучших достижений. Тем, кто заимствует, всегда придется удовлетвориться второстепенным товаром. И, как я уже говорил, с большим опозданием. Наше катастрофическое технологические отставание, конечно же, потребует заимствований и инноваций извне, учет не только технологий, но и элементов культуры. Без этого в эпоху глобализации уже невозможно. Тем более для тех стран, которые хотят быстро преодолеть технологический разрыв. Но - и это необходимо еще раз подчеркнуть - заимствования могут лишь сократить разрыв, но не ликвидировать его. Тем более заимствования не способны обеспечить лидерские позиции. Наконец, отказ от традиций, национальных ценностей неизбежно ведет, в конечном счете, к потере национальной самоидентификации, а затем неизбежно и суверенитета. На первых этапах это выглядит как скромная уступка со стороны тех, кто обязан защищать национальные интересы, но позже - неизбежно к отказу от самого принципа защиты национальных интересов государством и обществом. Так, возвращаясь к теме земельных ресурсов и продовольственного кризиса, трудно увидеть, кому, прежде всего, принадлежат земельные угодья. И если неолиберальный лозунг 90-х годов "Заграница нас прокормит" станет принципом развития, то вскоре исчезнут не только эти земельные ресурсы, но и та творческая часть граждан, которая на них выросла и готова их развивать. Подобные рассуждения - практическая политика, а не только политическая идеология. Типичный пример такого тезиса в изложении В. Иноземцева выглядит следующим образом: "в условиях, когда мечтой нынешней власти является управление Россией на основе мифологизированных исторических традиций, используемых для дальнейшей изоляции страны от мира, целью российских либералов должна стать десакрализация этих мифов и их разрушение ради формирования светского демократического гражданского общества, способного определять ориентиры и задачи на основе объективных потребностей. Нужно порвать с традицией абсолютизации государственничества, осознав, что в последние полтора века главным врагом российского народа было российское государство, ставящее себя над народом и навязывающее ему свои представления и цели" . "Мифологизация исторических традиций" (по Иноземцеву) в реальности способна правильно понять не только экономические и политические национальные интересы, но и стратегию развития страны. В том числе и дать правильное представление о том, как использовать имеющиеся ресурсы. В частности земельные. Основные держатели земельных ресурсов (зоны устойчивого земледелия)

Страна

Площадь
(млн. га)

США

177178

Индия

169650

Китай

156327

РОССИЯ

123581

Бразилия

66600

Канада

52110

Австралия

49742

Индонезия

36600

Нигерия

35000

Украина

33353

Аргентина

29505

Мексика

27600

Турция

26606

Казахстан

22500

Пакистан

22070

Прочие страны

535260

Общая площадь

1563682

Интересно, что у В.Иноземцева в одном ряду (отнюдь не случайно) находятся понятия "мифологизация исторических традиций" и "абсолютизация государничества". Как я писал уже выше, исторические (национальные) традиции и национальные интересы - взаимосвязанные и взаимодополняющие понятия. И если национальная интеллигенция и креативные группы будут ориентироваться на "отказ от мифологизации традиций", то это неизбежно приведет и к отказу от суверенитета и соблюдения национальных интересов. Наконец, огромное значение для интересов опережающего развития имеет общекультурный потенциал нации. Это - огромный и мало используемый ресурс российской нации, которая именно в этой области имеет очевидное конкурентное преимущество. Признаваемое, кстати, Западом. На мой взгляд, с экономической и социальной точки зрения фактор культуры очевидно недооценен. И с демографической, кстати, также. Понятно, что читающий, образованный и культурный инженер лучше, чем пьющий и потерявший квалификацию специалист. Но важно, что креативного специалиста без достаточно высокого культурного (а иногда и духовного) уровня не бывает. На самом деле это можно отнести ко всем социальным слоям: служащим, рабочим, сельскохозяйственникам рабочим. Качество их жизни, производительность труда, продолжительность жизни и многое другое являются прямым следствием уровня культуры. По оценке французских ученых, например, граждане с высшим образованием живут во Франции на 10-12 лет дольше! Вот почему в Концепции долгосрочного развития нашлось место и для культуры. В целом о ней сказано правильно: "Цель государственной политики в сфере культуры - развитие и реализация культурного и духовного потенциала нации как основы целостности и устойчивого, динамичного развития России (подч. А.П.). Максимальной эффективности культурная политика России может достичь при реализации ее по следующим наиболее значимым направлениям . Первое - создание условий для равного доступа граждан к культурным благам и услугам, образованию в сфере культуры и искусства. Второе - повышение качества и доступности услуг в сфере культуры..." и т.д. Но не увидено главное: в эпоху глобализации только та страна может развиваться опережающими темпами, сохранить суверенитет и стать лидером, которая является, прежде всего, лидером культурным. И наоборот. Развал государств, как показывала современная практика, начинается с культурной деформации, искажения истории и подмены национальных традиций. Иногда такой неолиберальный подход объясняют "реалиями глобализации". На самом же деле те, кто являются ее лидерами и идеологами отнюдь не отказываются ни от национальных традиций, ни от своих национальных интересов. Если взять, к примеру, США, то легко увидеть, что пропаганда идей глобализации идет в последнее десятилетие параллельно с усилением пропаганды национальных интересов и ценностей. Достаточно прочитать любое из ежегодных посланий президента США конгрессу страны. Таким образом, декларируемый неолибералами отказ от традиций, своего наследия, принижение государства и, соответственно, его роли в развитии не только не отражают реалии глобализации, но и противоречат нынешней практике, реалиям, существующим в либеральных США и западноевропейских государствах. Именно там в ХХI веке заметно стремление как укрепить, в т.ч. искусственно, свои национальные традиции, так и усилить роль государства. Принижает значение креативного класса и национальных традиций очевидное увлечение идеей роста ВВП, промпроизводства и т.д., которые стали очень популярны в восстановительный, путинский период. Понятно, что завершение восстановительного периода (по сути - индустриального этапа) неизбежно и необходимо. Россия, конечно же, должна восстановить полностью индустриальный потенциал СССР. И это неизбежно произойдет. Даже в относительно короткие сроки. Как показывает статистика за 2006 год, обрабатывающая промышленность уверенно росла (восстанавливалась), опережая средние темпы роста ВВП , достигнув своего апогея в первой половине 2007 года. Эти, безусловно, позитивные тенденции, однако, могут привести к ложному оптимизму. Промышленный рост в ХХI веке уже не играет того значения, как в первой половине ХХ века. Хотелось бы подчеркнуть, что не темпы промышленного развития сегодня главное: индустриальный этап остался в прошлом человечества и ориентироваться на него сегодня - это, значит, ориентироваться на прошлое. Его завершение в России - по сути, исправление ошибок в промышленной политике 80-х и 90-х годов. Идеологически эта цель не должна доминировать в установках. Что, к сожалению, пока происходит. Ибо это вводит в заблуждение и лишает перспективы. В реализации новой социально-экономической стратегии государства все большая роль будет принадлежать креативным социальным группам, а те, в свою очередь, не могут не быть ориентированы по культурному, духовному и национальному векторам. В противном случае не только падает их интеллектуальная эффективность, но и сама деятельность таких групп становится антисоциальной и антинациональной. Это связано как с ключевым направлением "стратегического прорыва" - развитием человеческого потенциала, так и общими закономерностями глобальных процессов. Прежде всего, превращением индустриальной и информационной экономики в экономику знаний. Алексей Подберезкин - академик РАЕН, доктор исторических наук, профессор. 16 сентября 2008 года. www.nasledie.ru

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован